глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7

книга 7. глава 7.

Глава VII. ИТОГИ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Остается подвести итоги и сделать заключение. Подводить итоги истории науки означает подводить итоги самой науки, и мы должны суммировать великие принципы инициации, сохраняемые и передаваемые через века. Магическая наука есть абсолютная наука равновесия. Она существенно религиозна; она председательствовала при формировании догмы в античном мире и, таким образом, была кормящей матерью цивилизации. Прежде всего она направляла нашу веру в Бога и призывала верить, не пытаясь дать Ему определение, поскольку Бог определенный есть Бог конечный и, после Божества, она указывала на математику и уравновешивающиеся силы, как на верховные принципы сущего. В Библии сказано, что Бог поставил в соответствие всем вещам — вес, число и меру. Omnia in pondere et numero et mensura disposuit Deus. Вес есть равновесие, число есть количество, мера есть соответствие. Это и есть вечные, или божественные принципы Природы. Формула равновесия такова: гармония следует из сходства противоположностей; число есть масштаб сходства, степень соответствия определяет мера. В целом, оккультную философию книги «Зогар» можно определить как науку о равновесии. Ключ к числам находится в "Сефер Йецира", их зарождение аналогично соединению идей и порождению форм. Поэтому иерофанты Каббалы комбинировали иероглифические знаки чисел, идей и форм в своем священном алфавите. Комбинации символов этого алфавита дают уравнения идей и показывают все возможные комбинации естественных форм.
Согласно Книге Бытия, Бог сотворил человека по своему подобию, но так как человек есть живой синтез творения, то это творение само произведено по подобию Божьему. В мире существуют три сущности — Дух, пластический посредник и материя. Древние относили к духу, как его непосредственное орудие, тот огненный флюид, которому они дали общее имя Сульфур; пластическому посреднику они дали имя Меркурий, материи — имя Соли, потому что соль, которая остается после сжигания, препятствует дальнейшему действию огня. Они сравнивали Сульфур с Отцом, имея в виду порождающее действие огня; Меркурий — с Матерью, из-за ее свойства притяжения и воспроизводства; а Соль — с Ребенком, как той субстанцией, которая является объектом воспитания Природы. Для них созидательная субстанция одна, имя ее — Свет. Позитивным, или огненным светом был живой Сульфур; свет негативный, видимый благодаря колебаниям огня, представлял флюидный или эфирный Меркурий; свет нейтрализующий, или тень, коагулирующий или, фиксирующий состав материи был назван Солью.
Гермес Трисмегист сформулировал свой символ, который называется Изумрудной Скрижалью: "То, что вверху, подобно тому, что внизу, и то, что внизу, подобно тому, что вверху, для действий чудес одной сущности". Это означает, что всеобщее движение происходит за счет сходства неизменного и изменяющегося, производя постоянный обмен между формами единой субстанции. Огонь — это Осирис, или солнце; свет — это Исида, или луна, они отец и мать той великой Теллус, которая есть всеобщая субстанция. Они не то что ее создатели, но скорее ее порождающие силы, комбинированное воздействие которых производит неподвижное, или землю. Гермес говорит, что эти силы достигли своего полного проявления, когда ими была создана земля. Следовательно, Осирис не Бог, даже для великих иерофантов Египта; он огненная или светлая тень умственного принципа жизни и отсюда в высший момент инициации в ухо адепта быстрый голос шепчет откровение сомнения: "Осирис — это черный бог". Горе услышавшему это, если его понимание, с помощью веры не поднялось над чисто физическими символами египетского откровения. Такие слова могут стать для него формулой атеизма, и ум его будет поражен слепотой. Но для верующего с более возвышенным умом эти слова вселяют надежду. Это было так, как если бы посвящающий сказал ему: "Дитя мое, ты путаешь лампу с солнцем, но эта лампа лишь звезда в ночи. Существует истинное солнце; поэтому покинь ночь и ищи день".
То, что древние считали четырьмя элементами, никоим образом не означает четыре простых тела. Это, скорее, четыре элементарных проявления единой субстанции. Эти четыре формы были представлены сфинксом. Его крылья соответствовали воздуху, женская грудь — воде, бычье тело — земле, а львиные лапы — огню. Единая субстанция, трижды троичная по существу и четверичная по форме проявления — такова тайна охраняемых сфинксом трех пирамид с треугольными гранями и квадратными основаниями. Создавая эти памятники, Египет пытался воздвигнуть Геркулесовы столпы универсальной науки. Накапливаются пески, проходят века, но пирамиды в их вечном величии еще преподносят народам ту загадку, решение которой утеряно. Что касается сфинкса, то он кажется погруженным в пыль веков. Великие царства Даниила возникали на земле и уходили в могилу, ошеломленные собственной тяжестью. Победы на поле битвы, памятники труда, результаты человеческих страстей — все поглощается вместе с символическим телом сфинкса. Теперь лишь человеческая голова возвышается над пустынными песками, изображая всеобщее царство мысли.
Разгадай или умри — такова была страшная дилемма, предлагаемая сфинксом соискателям престола в Фивах. Смысл заключался в том, что тайны науки — это тайны жизни; альтернативы — править или подчиняться, быть или не быть. Силы природы сломят нас, если мы не обуздаем их, чтобы использовать для завоевания мира.
Сложная форма сфинкса есть иероглифическая аналогия четырех свойств универсальной действующей силы — то есть Астрального Света — разложения, уплотнения, нагревания и охлаждения. Эти четыре свойства, направляемые волей человека, могут изменять все фазы Природы, производя жизнь или смерть, здоровье или болезнь, любовь или ненависть, богатство или бедность, в соответствии с заданным импульсом. Они могут поставить все отражения света на службу воображения, они являются парадоксальным решением невероятных вопросов, которые может поставить Трансцендентальная Магия. Приведем образцы таких парадоксальных вопросов и ответов на них:
(1) Возможно ли избежать смерти?
(2) Есть ли такая вещь, как Философский Камень, и что надо делать, чтобы найти его?
(3) Возможно ли повелевать духами?
(4) Что означает Ключ, Кольцо и Печать Соломона?
(5) Возможно ли предсказать будущее с помощью достоверных вычислений?
(6) Можно ли произвольно творить добро или зло посредством магической силы?
(7) Что надо делать, чтобы стать истинным магом?
(8) Какие силы действуют в операциях Черной Магии?
Мы назвали эти вопросы парадоксальными, потому что они лежат вне того, что понимается как наука, и представляются негативными для веры. Если их задает непосвященное лицо, то они просто глупы; в то же время их полное решение, когда они поставлены адептом, покажется кощунственным. Бог и Природа запечатали святилище Трансцендентальной Науки таким образом, что за некоторыми ограничениями, тот, кто знает, говорил бы напрасно, потому что его бы не поняли. Так что обнародование Великой Магической Тайны, к счастью, невозможно. Ответы, которые мы даем, будут последними возможными выражениями Слова Магии и они будут даны со всей ясностью, но мы не обещаем, что все они будут понятны нашим читателям.
Относительно первого и второго вопросов. Возможно избежать смерти двумя способами — временно и навеки. Мы временно избегаем ее, излечивая болезни и избегая немощей престарелого возраста; мы избегаем ее в отношении и они предлагают только упреки и угрозы вечности сохранением навсегда в памяти личной идентичности среди преобразований существования. Несомненно, (1) что жизнь, являющаяся результатом движения, может поддерживаться только преемственностью и совершенствованием форм: (2) что наука вечного движения есть наука жизни, (3) что цель этой науки есть правильное понимание уравновешивающихся воздействий, (4) что всякое обновление осуществляется через разрушение, и, следовательно, каждое возрождение включает смерть, а каждая смерть — возрождение. Провозгласим вслед за древними мудрецами, что универсальный принцип жизни есть субстанциональное движение или субстанция, которая по самому существу своему вечно движется, и ее движущая сила, невидимая и неосязаемая, находится в неуловимом состоянии, она проявляется материально тогда, когда фиксируется в феноменах поляризации. Эта субстанция неуязвима, неразрушима и, следовательно, бессмертна, но ее проявления в мире форм подвержены вечным изменениям из-за неизменности движения. Поэтому все умирает, так как все живет, и если бы было возможно сделать какую-либо форму вечной, то движение прекратилось бы, и тогда возникла бы только реальная смерть. Заточить навсегда душу в мумифицированном человеческом теле было бы страшным решением этого магического парадокса, касающегося возможности бессмертия в одном и том же теле на одной и той же земле.
Все возрождается универсальным растворением первичной субстанции. Сила этого растворителя концентрируется в квинтэссенции — то есть, так сказать, в центре равновесия двоичных полярностей. Четыре элемента древних мудрецов — это четыре силы универсального магнита, представленного фигурой Креста, этот Крест непрерывно вращается вокруг своего центра, и тем самым предлагают загадку о квадратуре круга. Созидающее Слово звучит из середины Креста: «Окончено». В точном соответствии четырем элементарным формам мы должны искать универсальное лекарство души предлагается религией Того, кто отдал себя кресту для спасения мира. Магнетическое состояние и поляризация небесных тел является результатом их равновесного тяготения к солнцам, которые являются общими резервуарами их электромагнетизма.
Вибрация квинтэссенции в общих резервуарах, проявляется, как свет, поляризация света обнаруживается в цветах. Белый — это цвет квинтэссенции, этот цвет сгущается у своего отрицательного полюса как голубой и затем фиксируется как черный, затем он сгущается у своего положительного полюса, как желтый и затем фиксируется как красный. Так центробежная жизнь идет от черного к красному, проходя через белый, а центростремительную жизнь — от красного к черному, следуя тем же путем. Четыре промежуточных или смешанных оттенка производят с тремя основными цветами все, что называется семью цветами призмы и солнечным спектром. Эти семь цветов формируют семь атмосфер или семь светоносных зон вокруг каждого солнца, и планета, доминирующая в каждой зоне, магнетизируется соответственно цвету своей зоны. В глубинах земли металлы формируются подобно планетам в небе с помощью частных воздействий скрытого света, который декомпозируется, проходя через определенных регионы. Чтобы владеть предметом, в котором скрыт металлический свет, надо свести его к внешнему положительному полюсу, то есть, так сказать, к живому красному — с помощью огня, выведенного из самого света — таков секрет Великого делания, это следует понимать так, что этот положительный свет в его высшей степени конденсации есть сама жизнь в фиксированном состоянии, служащая универсальным растворителем ли лекарством для всего царства Природы. Но чтобы извлечь из лучистого колгедона, сурьмы и философского мышьяка живую и бисексуальную металлическую сперму, надо иметь первичный растворитель, являющийся минеральной соленой жидкостью, и взаимодействие магнетизма и электричества. Вещества помещают в один сосуд, атанор, который постепенно нагревают огнем одной лампы. Адепты говорят, что это работа для женщин и детей.
Тепло, свет, электричество и магнетизм современных химиков были для древних элементарными феноменальными проявлениями единой субстанции, именуемой Аоиг, Od или Ой. Oй — это активное, Od — это пассивное, а Аоиг — имя бисексуального и уравновешенного сложного, которое подразумевается, когда герметические философы говорят о золоте. Обычное вульгарное золото металлизировано. Аоиг и философское золото есть то же самый Аоиг в состоянии растворимого драгоценного камня. Теоретически, согласно трансцендентальной науке древности, философский камень, который исцеляет все болезни и обеспечивает трансмутацию металлов, существует. Существует ли он, или может ли он существовать на самом деле? Если мы ответим утвердительно, никто не поверит и это простое заявление останется парадоксальным решением парадоксов, выраженных двумя первыми вопросами, без обращения к проблеме того, что надо делать, чтобы найти философский камень. Де ля Палисс ответил бы здесь, что для того, чтобы найти, следует искать, а открытие есть дело случая. Сказанного достаточно, чтобы направить и облегчить исследования.
Третий и четвертый вопросы касаются области духов, Ключа, Печати и Круга Соломона. Когда Спаситель мира, искушаемый в пустыне, поборол три вожделения, которые связывают душу — голод, честолюбие и жадность — говорилось, что ангелы спустились, чтобы служить Ему.
В то же время следует отметить, что надо изменить естественный порядок связи между вещами, которые противостоят закону Провидения. Мы не находим, что Спаситель мира и Его апостолы вызывали души к смерти. Бессмертие души, основная фундаментальная догма религии, сохраняется для устремлений веры и никогда не будет проверяться фактами, поддающимися критицизму науки. Утрата разума или, по меньшей мере, его расстройство, есть и будет всегда наказанием для тех, кто осмеливается подглядывать в иную жизнь только глазами этого мира. Поэтому также магические предания всегда представляют духов смерти отвечающими на их вызов с печальным и сердитым видом. Они выражают недовольство по поводу того, что их потревожили.
Ключи Соломона — это религиозные и рациональные силы, выраженные знаками, и их используют не столько для вызывании духов, сколько для защиты от заблуждений, порождаемых оккультными экспериментами. Печать — это синтез Ключей и Кольца, показывающий их применение. Кольцо Соломона — это одновременно круг и квадрат, оно представляет квадратуру круга. Кольцо состоит из семи квадратов, расположенных так, что они образуют круг. Их края круглые и квадратные, одни золотые, а другие — серебряные. Кольцо должно быть филигранью семи металлов. В серебряной оправе помещается белый камень, а в золотой — красный. Белый камень — это знак Макрокосма, красный — знак Микрокосма. Когда Кольцо надето на палец, один камень должен быть обращен наружу, другой — внутрь, согласно тому, какими духами — тьмы или света — требуется управлять. Полную силу Кольца можно описать несколькими словами. Воля всемогуща, когда она вооружена живыми силами Природы. Мысль бесполезна и мертва, пока она не проявит себя в слове или знаке, поэтому она не может ни побуждать, ни управлять волей. Знак, будучи обязательной формой мысли, является необходимым орудием воли. Чем совершеннее знак, тем могущественнее формируемая им мысль, и воля направляется с еще большей силой. Слепая вера движет горами, а что может творить вера, освещаемая совершенной и несомненной наукой? Если душа сможет сконцентрировать свое полное понимание и энергию в произнесении единственного слова, не будет ли это слово всесильным? Кольцо Соломона, с его двойной печатью, служит типичным образцом всей науки и веры Магов, выраженных одним знаком. Оно символизирует силы неба и земли и священные законы, которые управляют ими как в Макрокосме небес, так и в Микрокосме человека. Это талисман талисманов и пантакль пантаклей. Как знак жизни оно всемогуще, и не имеет силы как мертвый знак: разум и вера, разум Природы и вера в ее вечную Активную Причину — такова жизнь знаков.
Глубокое изучение природных таинств может отдалить случайного наблюдателя от Бога, потому что умственная усталость парализует чаяния сердца. В этом смысле оккультные науки могут быть опасными и даже роковыми для некоторых лиц. Математическая точность, абсолютная строгость естественных законов, их гармония и простота внушает многим мысль о неизбежном вечном неумолимом механизме, и для таких как они, Провидение скрывается за железными колесами часов в вечном движении. Они не могут оценить несомненный факт свободы и автократии мыслящего существа. Человек может ловить в западню птиц в воздухе, рыб в воде и диких животных в лесу, он может вырубать или сжигать целые леса, он может взрывать скалы или даже горы; он может изменять все формы вокруг себя, однако, не смотря на высшие аналогии Природы, он отказывается верить, что другие разумные существа могут по своей воле разрушать и составлять миры, своим дыханием гасить солнца или обращать их в звездную пыль; эти существа столь велики, что они превосходят возможности нашего зрения, так же как и мы, возможно, неоценимы в глазах клеща или червячка. И если такие существа существуют без того, чтобы общее бытие разрушалось тысячи раз, не должны ли мы предположить, что они подчиняются высшей воле, мудрой и всемогущей силе, которая запрещает им уничтожать миры, так же, как она запрещает нам разрушать гнездо ласточки или куколку мотылька? Для Мага, который осознает эту силу в глубинах своей натуры, и который распознал в универсальном законе орудия вечной справедливости, Печать Соломона, его Ключи и Кольцо — это символы внешнего величия.
Следующие вопросы относятся к предсказанию того, что должно прийти, с помощью достоверных вычислений и к совершению добра или зла посредством магического воздействия. Ответы таковы. Когда два шахматиста равного мастерства начинают игру, кто из них выиграет? Очевидно, более бдительный из них. Если я знаю степень рассеянности каждого из них, я могу предвидеть результат матча. Предвидеть означает выиграть в шахматах, то же самое можно сказать об игре жизни. В жизни ничто не приходит случайно, случай — это непредвиденное, но то, что не мог предугадать невежда, мудрец давно учел. Все события, как и все формы, являются результатом либо конфликта, либо равновесия сил: эти силы можно представить числами. Поэтому будущее можно определить с помощью вычислений. Каждому действию противостоит эквивалентная реакция. Так смеху противостоят слезы, и поэтому Спаситель сказал: "Блаженны плачущие", и еще Он сказал: "Кто возвышает себя, будет унижен, и кто смиряет себя, будет возвышен". Сегодня Навуходоносор бог, завтра он будет превращен в животное. Сегодня Александр триумфально въезжает в Вавилон, ему возжигают ладан на всех алтарях, но завтра он умрет в унизительном опьянении. Будущее находится в прошлом, прошлое — в будущем. Когда гений предсказывает, он вспоминает. Явления связаны со своими причинами так неразрывно и так точно, и в свою очередь они становятся причиной следующих за ними явлений; поэтому единственный факт может открыть прорицателю всю последовательность событий. Приход Христа делает приход Антихриста несомненным, но явление Антихриста предсказывает торжество Святого Духа. Жаждущая денег эпоха, в которую мы живем, предшествует эре любовного милосердия и великих добрых дел, которых еще не знал мир.
Но следует понимать, что воля человека изменяет слепые причины, и что единственный импульс, совершенный им, может изменить равновесие целого мира. Если такова сила человека в нашем мире, то какова она у тех, кто правит светилами? Наименьший из них своим вздохом может превратить нашу землю в облако пыли. Человек тоже может рассыпать вздохом все счастье других людей. Человеческие существа магнетизируются как миры; подобно солнцам они излучают свой свет. Никто не изолирован в этом мире, каждый есть рок или провидение. Столкнулись Август и Цинна; оба горды и непримиримы. Это рок. Рок заставляет Цинну пытаться убить Августа, который побуждается роком наказать его; но он решает простить. Здесь рок сменяется провидением и эпоха Августа, торжественно открытая этим великим благодеянием, заслуженно стала свидетелем рождения Того, Кто сказал: "Простите врагам вашим". Простирая свою милость на Цинну, Август искупил месть Октавия. Пока человек является объектом диктата рока, он профан — это, как говорят, человек, которого надо исключить из святилища знания, потому что в его руках знание стало бы страшным орудием разрушения. Напротив, человек свободный, которым руководит понимание слепых инстинктов жизни, оказывается сохранителем и восстановителем, так как Природа — это область его силы и храм его бессмертия. Когда непосвященный пытается сотворить добро, он делает зло. С другой стороны, истинный инициат никогда не может хотеть зла; если он ударяет, то делает это, чтобы наказать и излечить. Дыхание непосвященного смертельно, дыхание инициата животворно. Профан мажет свои стрелы своей кровью и отравляет их; инициат излечивает самые жестокие раны одной каплей своей крови.
Последние вопросы состоят в том, что надо делать, чтобы стать истинным магом, и в чем состоит сила Черной Магии. Тот, кто располагает тайными силами Природы и не рискует разрушать с их помощью, есть истинный маг. Он известен своими трудами и своей кончиной, которая всегда жертвенна. Зороастр создал первобытную доктрину и цивилизации Востока, после чего исчез в буре, как Эдип. Орфей дал Греции поэзию и с этой поэзией красоту всего прекрасного; он погиб в оргии, к которой отказался присоединиться, несмотря на все его добродетели, Юлиан был только инициатом Черной Магии; его смерть была смертью жертвы, а не мученика, это было уничтожение и поражение. Он не понял свою эпоху. Аполлоний Тианский и Синезий были просто замечательными философами; они культивировали истинную науку, но ничего не сделали для потомства. В их время Волхвы Евангелия царствовали в трех странах известного мира, и оракулы были заглушены криком младенца из Вифлеема. Царь Царей, Маг Магов пришел в мир и обряды, законы, царства изменились. Между Христом и Наполеоном в мире чудес была пустота. Это воплощенное слово битвы, этот вооруженный Мессия, который носил последнее имя, пришел слепо и неосознанно, чтобы исполнить христианскую миссию. Цивилизация Наполеона показала нам, как завоевывать. Две миссии — жертвование и победа, как страдать, умирать, бороться и побеждать, миссии совершенно противоположные — содержать в своем солоде великую тайну чести. Крест Спасителя и крест мужества, вы несовершенны порознь, потому что только тот знает, как побеждать, кто научился самопожертвованию, даже смерти, а как можно достичь этого без веры в вечную жизнь? Хотя он и умер, по-видимому, Наполеону суждено возвратиться в лице того, кто реализует его дух. Соломон и Карл Великий тоже вернутся в лице единственного монарха; и тогда св. Иоанн Евангелист, который, согласно преданию, возродится в конце времен, появится как верховный понтифик, апостол понимания и любви. Сочетание этих двух руководителей, предвещаемых всеми пророками, принесет чудо возрождения мира. Тогда наука истинных магов будет в зените, до сих пор же наши производители чудес были по большей части колдунами и рабами или слепыми орудиями случая. Учителя, которых судьба забросила в мир, низвергаются повсюду. И те, кто сражаются во имя своих страстей, падут жертвами этих страстей. Когда Прометей в своей зависти к Юпитеру похитил молнии у богов, он надеялся создать бессмертного орла, но то, что он сделал и обессмертил, оказалось стервятником. В другой сказке мы слышим о нечестивом царе Иксионе. который хотел похитить царицу небес, но то, что он смог обнять обернулось лишь облаком и он был привязан бешеными змеями к безжалостному колесу судьбы. Эти аллегории являются предупреждением ложным адептам, профанирующим Магическую Науку, и сторонникам Черной Магии. Сила Черной Магии в заразительности головокружения и эпидемичности безрассудства. Фатальность страсти подобна бешеной змее, которая обвивает мир и пожирает души в нем. Но разум — миролюбивый, улыбающийся и полный любви — представленный Матерью Божьей, помещает ее ногу на змеиную голову. Рок истребляет себя, как древний змий Хроноса, вечно пожирающий свой хвост. Вернее, есть две враждующих змеи, обвивающиеся одна вокруг другой, до тех пор, пока гармония не вмешается, чтобы зачаровать их и заставить мирно расположиться вокруг жезла Гермеса.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Самая неумеренная и абсурдная из вер — верить, что всеобщего и абсолютного разумного принципа не существует. Это вера, поскольку включает в себя отрицание неопределенного и неограниченного. Она неумеренна, потому что она обособляет и опустошает. Она абсурдна, так как поддерживает полное ничто вместо полного совершенства. В Природе все сохраняется с помощью равновесия и обновляется с помощью активности. Равновесие порядка и активности означают прогресс. Наука равновесия и движения есть абсолютная наука Природы. Человек с ее помощью может производить и направлять природные феномены. Тогда он поднимается к разуму, который выше и совершеннее, чем его собственный. Моральное равновесие есть согласие науки и веры, которые различны по своим силам, но связаны по своему действию, которое должно наполнить дух и сердце человека тем правилом, которое есть разум. Наука, отрицающая веру, не менее неразумна, чем вера, отрицающая науку.
Объект веры не может быть определен, а тем более отрицаем, наукой. Наука, напротив, сама призвана установить рациональный базис для гипотез веры. Отдельное убеждение не создает веры, потому что оно нуждается во властности и моральной гарантии, оно тяготеет к фанатизму и суеверию. Вера есть доверие, которое сообщается религией, то есть, так сказать, объединением убеждений. Истинная религия устанавливается всеобщим согласием. Тогда она оказывается католической в буквальном смысле этого термина, то есть всеобщей. Когда закон равновесия будет понят адекватно, это положит конец войнам и революциям старого мира. Существовал конфликт властей как конфликт моральных сил. Папство обвинялось в том, что оно стремится к мирскому владычеству, но при этом забывалась тенденция противоположной стороны к владычеству духовному. Так же, как короли стремились стать папами, по закону равновесия папы хотели стать королями. Весь мир мечтал о единстве политической власти, не понимая, что решение задачи содержится в равновесном дуализме. Когда всеобщее мнение публично провозгласит, что мирской князь не может быть Папой, когда царь всея Руси и король Великобритании откажутся от своего смехотворного священничества, Папа будет знать, что ему остается делать со своей стороны. Только тогда он должен бороться и если надо, умереть, чтобы поддержать объединение наследия св. Петра.
Наука морального равновесия положит конец религиозным диспутам и философским кощунствам. Люди, исследующие, стремящиеся понять станут и людьми религии, когда будет осознано, что религия не порицает свободы познания, и когда те, кто воистину религиозны, будут уважать ту науку, которая со своей стороны признает существование и необходимость всеобщей религии. Такая наука озарит философию истории новым светом и создаст синтетический план всех естественных наук. Закон равновесия сил и органических компенсаций вызовет к жизни новую химию и новую физику. Так от открытия к открытию мы будем двигаться назад к Герметической философии и будем удивляться тем чудесам простоты и сияния, которые были забыты столь надолго.
В этот день философия станет точной мак математика, потому что истинные идеи будут сочетаться с разумом и справедливостью, чтобы разработать точные пропорции и уравнения, столь же строгие как числа. Ошибка станет возможной лишь из-за невежества, и истинное знание будет свободно от самообмана. Эстетика более не будет подчиняться капризам изменчивых вкусов. Если красота есть сияние истины, мы сможем безошибочно подсчитать излучение света, источник которого будет достоверно известен и определен точно. Поэзия не будет связываться с глупыми и разрушительными тенденциями и поэты не будут теми опасными зачаровывателями, которых Платон увенчивал цветами и изгонял из своей республики. Они станут магами разума и добрыми математиками гармонии. Означает ли это, что земля превратиться в Эльдорадо? Нет, потому что пока существует земля, на ней будут дети, подразумевая под ними слабых, малых, невежественных и бедных. Но обществом будут руководить его истинные учителя, и неизлечимого зла в человеческой жизни не будет. Мы поймем, что божественные чудеса это чудеса вечного порядка, и вера в необъяснимые чудеса не будет поклоняться призракам воображения. Аномальный характер некоторых феноменов есть только доказательство нашего незнания законов Природы. Когда Бог решает сообщить нам знание о Нем, Он освещает наш разум и не пытается потрясти или удивить его. При этом мы познаем крайний предел сил человека, который создан по образу Божию; мы представляем себе, что мы тоже творцы в своей сфере, и что наша доброта, направляемая Вечным Разумом, это провидение для существ, которых Природа отдала под наше попечительство и господство. Религия не будет бояться прогресса, а будет следовать в его курсе.
Блаженный Винсент де Лерен, справедливо почитаемый ученый теолог, восхищается согласием между прогрессом и консервативным началом. Согласно ему, истинная вера достойна нашего доверия только из-за этого постоянного начала, которое охраняет ее догмы от человеческого невежества.
"Тем не менее", — говорит он, — "такая неподвижность не есть смерть, наоборот, она сохраняет зародыши жизни для будущего. То, во что мы сегодня веруем без понимания, будет понято будущим. Posteritas intellectum gratuletur, quod ante vestustas non intellectum venerabutur. Следовательно, если мы спросим, исключается ли прогресс из религии Иисуса Христа, мы ответим, что нет, потому что ожидается великий прогресс. Кто же «будет столь враждебен человеку и Богу, чтобы пожелать препятствовать прогрессу. Но он должен быть действительно прогрессом, а не изменением убеждениям.
Прогресс — это рост и развитие всего, в соответствии с его классом и природой. Беспорядок есть нарушение в смене вещей и их природы. Несомненно, должна быть разница в степенях ума, науки и мудрости для всех людей вообще и для каждого в отдельности, согласно естественной последовательности эпох, но при этом все должно сохраняться, и догма должна лелеять тот же дух и поддерживать ту же определенность. Религия должна последовательно развивать души, как жизнь развивать тела, которые остаются теми самыми на всех этапах их роста. Как велика разница между детским расцветом ранних лет и зрелостью преклонного возраста. Тем не менее, старики это те же самые личности, какими они были в детстве, изменилась лишь их наружность.
Эта аналогия целиком применима к религии Иисуса Христа, прогресс в ней подчиняется тем же законам. С годами она растет, сила ее увеличивается, но к общей сущности ее ничего не добавляется. Она родилась полной и совершенной по своим пропорциям и растет без изменений. Отцы сеяли пшеницу и наследники не должны пожать сорняки. Все, что есть в Церкви, этой любимой земле Бога, было посеяно отцами, и должно возделываться сыновьями. Одним словом, Бог разрешает, чтобы догмы небесной философии изучались и развивались в подлинном смысле слова, но он запрещает нам изменять их. Новый свет может пролиться на них, но дадим им сохранить полноту, целостность и прирожденное качество".
Примем за данное, что все завоевания науки в прошлом были получены для блага всеобщей церкви и, по Винсенту де Лерен, положим туда же неделимое наследие всего прогресса, которое должно появиться. Там будут великие откровения Зороастра и все открытия Гермеса, Ключ Великого Аркана и Кольцо Соломона, потому что она представляет священную и неизменную иерархию.
Граф Жозеф де Местр говорит:
"Мы должны быть готовы к великому событию в божественном строе; мы движемся к нему ускоренным шагом, что следует объявить всем наблюдателям, потому что поразительные оракулы предвещают, что его время приходит. Многие предсказания Апокалипсиса сообщают о наших временах. Один писатель зашел так далеко, что объявил, что событие уже произошло, и что французская нация предназначена стать великим инструментом самой могучей из всех революций. Пожалуй в Европе нет ни одного истинно религиозного человека — я говорю об образованных классах, который не ожидал бы чего-то экстраординарного в настоящий момент. Может ли общее предчувствие не дать ничего? Оглянемся назад, на времена рождения Спасителя. В этот период высокий таинственный голос провозгласил, что Восток близок к триумфу, что победитель идет из Иудеи, что нам дано божественное дитя, что оно явилось с небес и восстановит на земле золотой век. Эти идеи распространились заграницей и были приняты величайшим римским поэтом и расписаны блестящими красками в его «Поллинео». Сегодня, как и во времена Вергилия, вселенная находится в ожидании, и как мы со своей стороны можем презирать такое сильное убеждение, или по какому праву осудим мы тех, кто посвятил себя священным поискам указаний божественных знаков? Если вы хотите знать, что предстоит, посмотрите на сами науки. Рассмотрите прогресс химии и астрономии и вы убедитесь, куда они ведут. Не думаете ли вы, например, что Ньютон ведет нас назад к Пифагору и что будет доказано, что небесные тела приводятся в движение, как человеческие тела, рассудком, которыми они обладают. Такая доктрина может показаться парадоксальной и даже смешной, но подождем, пока естественная близость религии и науки не приведет к их сочетанию в уме одного человеческого гения. Его появление не может быть отдаленным, и тогда мнения, которые сегодня кажутся странными и иррациональными станут аксиомами, и тогда народ будет говорить о нашей современной глупости, как сейчас он говорит о суевериях средневековья".
Согласно св. Фоме "Все, чего желает Бог, правильно, но то, что правильно называется так не только потому, что этого хочет Бог". — Nan ex hos dicitur justum quod Deus illud vult. Здесь содержится моральная доктрина будущего, и из этого плодотворного принципа немедленно следует один вывод: не только хорошо, с точки зрения веры, делать то, что предписано Богом, но и-с точки зрения разума превосходно рационально повиноваться Ему. Следовательно, человек может сказать — я делаю добро не только потому, что Бог хочет этого, но и потому, что этого хочу и я. Человеческая воля может быть, таким образом, свободной и может действовать по собственному побуждению, следуя божественному закону. С этих пор суеверие и неверие будут невозможны, потому что из этих рассуждений следует, что в религии и на практике, то есть в морали, философии, будет абсолютный авторитет, и одни моральные догмы будут оглашены и установлены. А до тех пор мы будем испытывать боль и смятение, ежедневно видя самые простые и общие вопросы, поставленные правом и долгом.
Поскольку Трансцендентальная Магия профанировалась человеческими слабостями, она по необходимости была отлучена от Церкви. Ложные гностики дискредитировали имя гностицизма, которое было столь чистым; колдуны были, незаконными детьми магов, но религия, этот друг традиций и хранитель сокровищ древности, не могла более отвергать доктрину, предшествовавшую Библии и полностью согласованную с традиционным уважением к прошлому, а также с нашими надеждами на прогресс в будущем. Народ трудом и верой был инициирован в право собственности и знание. Такие люди были всегда, как всегда были дети; но когда аристократия, одаренная мудростью, стала матерью народа, дорога личной постепенной, успешной эмансипации открылась всем и каждый может благодаря собственным усилиям стать в ряды избранных. Это та тайна будущего, которую древняя инициация скрывала в своих темных тайниках. Посох священника станет жезлом тайн; это было во времена Моисея и Гермеса, это будет снова. Скипетр мага будет скипетром царя мира или императора, и тот человек будет иметь право быть первым среди людей, кто покажет себя величайшим во всех знаниях и добродетелях. Магия к этому времени больше не будет оккультной наукой ни для кого, кроме невежд; она станет наукой, неоспоримой для всех. Тогда универсальное откровение пройдет одно за другим все звенья своей золотой цепи; человеческий эпос закончится, и даже усилия титанов будут служить лишь тому, чтобы охранять алтарь истинного Бога. Все формы, которые покрывали божественную мысль, возродятся бессмертными и совершенными. Все черты, которые нарисовало искусство наций, объединятся, чтобы сформировать совершенный образ Бога. Извлеченная из хаоса и очищенная догма породит непогрешимую этику и на этом базисе будет основан социальный порядок. Солнце сияет и земля движется своим путем; безумец тот, кто сомневается, что день настанет. Безумец и тот, кто говорит, что христианство есть лишь мертвый ствол и что мы должны нести к нему топор. Они не видят, что под его сухой корой живое дерево неминуемо обновляется. Истина не имеет ни прошлого, ни будущего. Она извечна. Молот и топорик, которые с точки зрения человека разрушают, в руках Бога оказываются ножом, отсекающим сухие ветви, и только эти мертвые ветви — суеверия, ереси в религии, науке и политике, будут удалены с дерева бессмертных убеждений и верований.
Целью этой истории Магии было показать, что с самого начала символы религии были также символами науки, что впоследствии было сокрыто. Пусть религия и наука, воссоединившись в будущем, помогут друг другу и покажут взаимную любовь, как две сестры, у которых была одна колыбель.


глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7





Free counter and web stats